Category: компьютеры

Category was added automatically. Read all entries about "компьютеры".

right

Моя американская жизнь

В мае этого года в издательстве «Омега-Л» вышла моя новая (четвертая по счету!) книга под названием «Моя американская жизнь. Записки русской феминистки».
Это сборник историй из моей американской жизни – весёлых и грустных, серьёзных и курьёзных, а также наблюдений и размышлений о человеческих характерах и типах, о бытии и быте «здесь» и «там».
Это единственная (пока!) книга, которую я написала лично про себя. Книга уже продается в московских магазинах.

Книга вышла очень маленьким тиражом. Ее пока ещё можно купить здесь:
http://www.ozon.ru/context/detail/id/140859749/
или здесь:
http://www.labirint.ru/books/586880/


Yana Anders. My American Life
right

Делл

Недавно мой компьютер сошёл с ума.

Всё началось с того, что в припадке сентиментальности мне вдруг приспичило послушать песню «Я хочу быть с тобой».
Хотя нет, всё началось гораздо раньше, когда в пьяном угаре я залила вином клавиатуру. «А какое было вино?» - поинтересовался мой друг, когда я рассказала ему об этом. «Красное» - ответила я. «Плохо! Компьютеры предпочитают белое».

Нет, вообще-то всё началось ещё раньше, когда я решила посмотреть русский сериал «Измены», а чтобы смотреть его было не так депрессивно (меня уже насторожило название!), налила себе красного вина. Дойдя до пятой серии, возмущенная непоследовательным и легкомысленным поведением героини, я схватила полный бокал вина и, не успев его осушить, случайно пролила на клавиатуру.

Collapse )


right

In the closet, или Вести из шкафа

Самое лучшее из того, что есть в нашей новой квартире – это кладовка! Она представляет собой маленькую комнатушку с небольшим окном и множеством шкафчиков и полок для хранения всевозможных припасов.

Эта комнатушка напоминает мне кладовку в московской коммунальной квартире моей бабушки, где я жила в детстве. Но та, бабушкина кладовка, была намного больше, и в ней хранили свой скудный скарб все соседи, которых в той коммунальной квартире было шесть человек (не считая детей).  В той большой кладовке с маленьким витражным окошком под потолком, которую бабушка называла «чёрный ход» (потому что там была заколоченная дверь, через которую можно было пройти в соседний подъезд), помещалось огромное количество кухонной утвари, продуктовых запасов и других полезных вещей: внизу, на полу, стояли бидоны, кастрюли, вёдра, на нижней полке - чугунные утюги, ящик с гвоздями, дрель, тиски, паяльник и другие инструменты, на средних полках –  консервы, на верхних – крупы в больших стеклянных банках.

Кладовка в моей американской квартире намного меньше московской и протиснуться в неё можно только боком. Она соединяется с кухней, и наш хозяин квартиры, синьор Коларди ( о нём можно прочитать здесь), называет её “kitchen closet” («кухонный шкаф»).

Я влюбилась в эту кладовку, как только её увидела! «А не сделать ли мне из неё свой личный кабинет!? – пришла мне в голову шальная мысль. -  И тогда у меня, наконец-то, в буквальном смысле слова, будет «свой угол»!»

- Мистер Коларди, вы не могли бы убрать из кухонного шкафа все полки? – попросила я хозяина.

- Что?! – нахмурился сеньёр Коларди, словно не веря своим ушам. – Вы хотите убрать из шкафа все полки? Но почему? Какой же это будет шкаф без полок?






Collapse )

right

Муж, совесть и новые туфли

У меня есть навязчивая идея: я всегда хочу купить себе новые туфли, всегда. Даже если у меня уже есть новые туфли.
В отношении покупки обуви у меня есть два основных сдерживающих момента: моя совесть и мой муж. Совесть мне подсказывает: «Зачем мне эти туфли? У меня ведь, кажется, похожие есть... Ах, да!» Приблизительно то же самое говорит мне мой муж: «Ну, зачем тебе эти туфли, зачем!? У тебя похожие уже есть!» «И правда!» , - спохватываюсь я.
То есть, муж часто выступает в роли моей совести и наоборот – совесть выступает в роли мужа. В последнее время я стала сильно подозревать, что моя совесть больше согласна с моим мужем, чем со мной. Этот факт меня очень огорчил, поэтому, чтобы пойти им наперекор, я пошла в магазин и купила себе новые чёрные туфли с ремешком впереди. Принеся их домой, обнаружила, что чёрные туфли с ремешком впереди у меня уже есть. На следующий день отнесла туфли обратно в магазин. Получилось, что правы оказались все, кроме меня. Муж и совесть победили, а я осталась в дураках.
Я стала подозревать свою совесть в тайном сговоре со своим мужем. И решила это проверить.
Недавно в кафе хотела съесть пироженое с кремом. Совесть отчётливо сказала: «Не ешь! Это отложится пониже груди или пониже спины!». Муж промолчал.
«Ну что ж, на этот раз они выкрутились, - подумала я. – Но когда-нибудь я обязательно их застукаю!»
Вечером, как обычно, сидела за компьютером и писала очередной пост. Муж сказал: «Слушай, ну хватит тебе за компьютером сидеть! Имей совесть!». Я прислушалась. А совесть ни гу-гу. Молчит и посапывает.
Ну, никак мне не удаётся их обоих поймать с поличным! «Ладно, - решила я. – Ещё не вечер!»
Вечером, когда дети легли спать, мне очень захотелось есть. Нет ничего вкуснее, чем харч, тайком добытый из холодильника в полночь! Когда муж был уже в постели, я прокралась на кухню, открыла холодильник, достала оттуда кусок копчёной колбасы, отрезала ножом несколько тоненьких ломтиков и съела почти все один за другим. Я уже собиралась положить в рот последний ломтик, а потом пойти и, как ни в чём не бывало, почистить зубы и лечь спать, как вдруг услышала в коридоре шаги: в дверях появился мой муж.
- А ты чего не спишь? – удивилась я.
- У тебя совесть есть? - спросил муж.
- Есть! - ответила я.
- Нет! - крикнула моя совесть.
- Нету у тебя совести! – возмутился муж. - Ты же мне ни кусочка не оставила!
- Да ладно тебе! – отмахнулась я. – Мне и самой мало было!
- Бессовестная! – ядовито процедила моя совесть.
- И не стыдно? – добавил муж.
«Ага! Попались голубчики! Теперь-то я знаю, что вы – два сапога пара!» - подумала я.
- Молчи! – приказала я совести.
- Это я должен молчать?! – нахмурился муж.
- Да, нет, это я не тебе!
Совесть и муж укоризненно посмотрели на меня и, тяжело вздохнув, удалились на покой. Муж – в спальню, а совесть – туда, где она обычно спит, - в глубины подсознания.
Теперь, пока оба спят, не съесть ли мне ещё несколько ложек варенья?