Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

right

Моя американская жизнь

В мае этого года в издательстве «Омега-Л» вышла моя новая (четвертая по счету!) книга под названием «Моя американская жизнь. Записки русской феминистки».
Это сборник историй из моей американской жизни – весёлых и грустных, серьёзных и курьёзных, а также наблюдений и размышлений о человеческих характерах и типах, о бытии и быте «здесь» и «там».
Это единственная (пока!) книга, которую я написала лично про себя. Книга уже продается в московских магазинах.

Книга вышла очень маленьким тиражом. Ее пока ещё можно купить здесь:
http://www.ozon.ru/context/detail/id/140859749/
или здесь:
http://www.labirint.ru/books/586880/


Yana Anders. My American Life
right

Приличные люди путешествуют налегке

Приличные люди путешествуют налегке. Так сказала мне мама. Приличные люди – это все, кто не я. «Все люди – как люди, а ты вечно с какими-то баулами!» - говорит мама.

У приличных людей принято сдавать чемодан в багаж и входить в самолет с легкой сумочкой. А у меня всегда происходит так: я сдаю чемодан в багаж, мне, как всегда, сообщают, что у меня перевес, после этого я вытаскиваю из чемодана половину вещей и распихиваю их по разным сумкам, пакетам и рюкзакам, которые беру с собой в самолет.

Collapse )





right

Барселона - Москва

Самолет был полон пассажиров. Мы заняли свои места и пристегнули ремни безопасности.
«Командир корабля и экипаж от имени авиакомпании "Аэрофлот - российские авиалинии" рады приветствовать вас на борту самолета, вылетающего рейсом Барселона – Москва», - услышала я уверенный голос пилота через громкоговоритель.

Прослушав обычную информацию о расстоянии от пункта отправления до места назначения и времени в пути, мы услышали о том, что Аэрофлот – старейшая российская авиакомпания, основанная в 1923 г. Далее командир корабля сообщил нам, что наш самолёт носит имя прославленного российского писателя Сергея Михалкова («А что, разве он что-нибудь ещё написал, кроме «Дяди Стёпы» и гимна СССР?», - мелькнуло у меня в голове). После этого командир объявил, что Аэрофлот поддерживает российское кино («Ну, кажется, Михалковы тут уже всё монополизировали!»). В заключении командир пообещал, что наш полёт принесет нам удовольствие.

Collapse )



right

Ручной досмотр

В этот раз мы приехали в аэропорт вовремя (что для нашей семьи – настоящий подвиг!). Наш рейс из Бостона в Барселону вылетал через 2 часа.
Порядок прохождения через секьюрити в Америке несколько отличается от порядка в других странах. Здесь в аэропорту сначала проходят через рамку металлоискателя, а потом – через сканнер, который сканирует всё тело как рентген.

- No scanner! No scanner! (“Никакого сканирования!”), – по привычке закричала я.
- Why? (“Почему?) – осведомился сотрудник аэропорта. - “It is very safe. Low radiation” (“Это безопасно. Уровень радиации - низкий“), - сообщил он.
- Да?! Низкий?! – закричала я по-английски. – Нам в советское время тоже говорили, что в Чернобыле уровень радиации низкий! А потом тысячи людей поумирали как мухи! Никакого сканирования! Я запрещаю!”

Сотрудник не стал со мной спорить.
Collapse )



right

Белое безмолвие в Бостоне

Утром все местные СМИ сообщили:
Сегодня, воскресенье, 15 Февраля, 2015 г., из-за снежной бури все услуги общественного транспорта будут приостановлены. Не будет ни метро, ни автобусов, ни троллейбусов, ни пригородных электричек. Аэропорт временно закрыт. Все вылеты отменены. "Метро закрыто, в такси не содют..."

Боже, что же теперь будет? Люди будут ночевать на вокзалах и в аэропортах и жить в офисах? Доберуться до дома только весной?

Не помню случая, чтобы в Москве было закрыто метро. Причем, все линии! Это вообще трудно себе представить!



DSCN8026_S
1


Collapse )
right

В рождественскую ночь

Я люблю смортеть в иллюминатор в тот момент, когда самолёт отрывается от земли и набирает высоту. Земля уходит из-под ног, дома внизу превращаются в детские кубики, отделенные друг от друга узкими полосками, по которым движутся игрушечные машинки и крохотные фигурки пешеходов. В этот момент мир внизу кажется каким-то ненастоящим, игрушечным, словно тот мир, что внизу – это понарошку, а единственно реальный – это тот, где находишься ты.

Именно так и произошло в этот раз. Покидая Бостон, самолёт слегка накренился влево –словно специально для того, чтобы я могла получше рассмотреть стремительно уменьшающийся под его крылом вечерний город, усыпанный, разноцветным конфети рождественских огней.

Collapse )

DSCN4846_S
Miami, South Beach
right

Дуракам везёт?

Улетая из Бостона в Москву, я постаралась  мобилизовать все свои силы и умственные способности для того, чтобы не забыть упаковать все нужные вещи в чемоданы и не опоздать на самолёт. 
Впервые за много лет я осталась собой довольна: я успела вовремя собрать все свои вещи и в аэропорт мы прибыли за 2 часа до вылета. Поэтому из Бостона я улетела со спокойной совестью.
- Ну, как долетела? – спросил меня муж по телефону, когда я приземлилась на другом континенте.
- Хорошо!
- А багаж весь получила?
- Да, весь.
- Ты уверена? – подозрительно спросил он.
- Конечно! – ответила я, оглядывая свои вещи.
- Ты ничего не заметила?


Collapse )



angel-funny
right

Снова в Бостоне

Приехали. Все, как обычно, мой ежегодный ритуал: дорога в аэропорт, слезы и забытье в самолете, на следующее утро боюсь открыть глаза и увидеть себя не в Москве, а в Бостоне, депрессия. Но надо жить, функционировать, вставать, готовить завтрак, заводить машину, ездить на работу, возить детей в школу. Постепенно вписываюсь в свой обычный график. Стараюсь какое-то время не звонить в Москву (за исключением единственного звонка маме, что долетела нормально). Стараюсь не думать о Москве, запрещаю мужу напоминать мне о ней, но постоянно попадаются под руку какие-то московские фотографии, вещи, карта Московского метро в моей сумке, рублевая мелочь в камане джинсов... И вот тогда опять накатывает.
Да еще эта песня, которую я слышала по радио в такси по пути в Аэропорт, так и следует теперь за мной везде по пятам:
 
«В конце туннеля яркий свет слепой звезды,
Подошвы на сухой листве оставят следы,
Еще под кожей бъётся пульс и надо жить,
Я больше може не вернусь, а может... я с тобой останусь.
 
Останусь пеплом на губах,
Останусь пламенем в глазах,
В твоих руках дыханьем ветра...
Останусь снегом на щеке,
Останусь светом в далеке,
Я для тебя останусь - светом...»

 
Невыносимо.
 
Я привыкну опять. Я знаю. Так бывает всегда. Надо только затаится, переждать, а главное – загрузить себя по полной программе (что я успешно и делаю): работой, детьми, домом, друзьями. Хочется верить, что когда-нибудь настанет такое время, когда я смогу легко летать в Москву и обратно, когда эта тоска,  наконец, отпустит меня, и чувство утраты перестанет подступать к горлу каждый раз, когда мне нужно будет снова улетать из Москвы. Я напоминаю себе, что я сама сделала свой выбор, никто меня в Америку на аркане не тянул, но это ничего не меняет.
Прошло уже 12 лет, но я так и не стала американкой.