yana_anders (yana_anders) wrote,
yana_anders
yana_anders

Categories:

День Отца, или Тётенька, подвиньтесь!

 - Дорогой, а не прокатиться ли нам сегодня на бронетранспортере? - сладко потягиваясь, сказала я мужу в воскресенье утром.

- Отчего же не прокатиться!? Это можно! – ответил он, наливая мне кофе.

Дело в том, что одним из любимых развлечений туристов в Бостоне является катание на уникальном бронетранспортере-амфибии, носящем название “Duck” («Утка»). Маршрут этого земноводного транспортного средства проходит через сухопутные и водные пути: сначала «Утка» ездит по самым интересным местам Бостона, а потом въезжает в реку Charles и плывёт по воде.

Поскольку в воскресенье был праздник, День Отца, мы решили провести этот день культурно всей семьёй – так, чтобы было интересно и детям и нам, родителям, и ничего лучше, чем катание на бронетранспортере-амфибии нельзя было себе и представить!

В качестве моего подарка мужу в День Отца, я купила четыре билета на «Утку», которая отправлялась из центра Бостона в 4 часа дня. Подойдя к остановке на 20 минут раньше назначенного времени, мы обнаружили, что там уже стоят в очереди около тридцати человек, ожидая, когда можно будет занять свои места на «Утке». Мы встали в хвосте очереди и, минут через пятнадцать поднялись на борт по откидной лестнице.

Оказавшись на борту я с удивлением обнаружила, что мест осталось только три, хотя нас было четверо. Я усадила детей и попросила проводника найти ещё одно место, для моего мужа. Оглядевшись, я поняла, что место, которое предназначалось для одного из нас, было занято: на нём сидела белая женщина устрашающих рамеров, одетая в розовый спортивный костюм. Она была не просто полная и даже не толстая, она была умопомрачительно жирная, поэтому и занимала своей гигантской тушей не одно место, а целых два. Теоретически рядом с ней можно было втиснуть ещё одного пассажира (рискуя, конечно, задавить его насмерть!), но только если этот пассажир был анорексичным дистрофиком, а под это определение ни я, ни муж не подходили.

Муж, как человек деликатный и, к тому же, джентльмен, не стал спорить, тем более с женщиной.

- Садись! – сказал он мне. – А я поеду на следующей «Утке», она отправляется через полчаса.

Несмотря на все мои возражения, он сошёл с Утки и остался стоять на тротуаре, прощально махая рукой нашим сыновьям.







- Тогда мы тоже не поедем! – закричала я, глядя на развалившуюся толстуху, которая преспокойно наблюдала за происходящим. – Выпустите нас!

- Одну минуту, я сейчас опущу вот эту доску, и ваш муж сможет сесть на дополнительное сиденье в проходе! – сказал  мне по-английски проводник.

- Ну знаете ли! – возмутилась я. - Мы заплатили за билеты, которые, между прочим, стоили недешево, не для того, чтобы он сидел на дополнительном сиденье в проходе!

Я с трудом представляла себе, каким образом мой муж, который ростом 195 см, сможет уместиться на узком и низком сиденье в проходе (ну разве что зажав голову между коленями?). Я могла бы сесть на это сиденье сама, но решила не делать этого из принципа! Я уничтожающе посмотрела на толстуху, которая делала вид, что всё это её совершенно не касается.

- Хммм... Мэм, я даже не знаю, что я ещё могу вам предложить.... – пробормотал проводник, косясь на толстуху, но не решаясь попросить её освободить место и сесть в проходе.

В этот момент я поняла, что единственный способ оказать на толстуху психологическое давление – это привлечь внимание общественности.

- Я не могу поверить, - громко сказала я, так, чтобы все пассажиры слышали, - что в День Отца мой муж должен остаться без места, потому что кое-кто купил один билет, а сидит на двух сиденьях!

Все пассажиры повернули головы в сторону толстухи и уставились на неё, как на врага народа.

Вероятно, заметив, наконец, что на неё все смотрят, толстуха привстала и, наклонившись к  молодому человеку, сидевшему с девушкой перед ней, сказала:

- Роберт, сядь со мной.

- Ну, мама! – возразил Роберт, которому, очевидно, больше нравилось вальяжно сидеть в обнимку со своей хрупкой подругой, чем на краешке сиденья со своей необъятной матерью.

- Пересядь, я тебе говорю! – недовольно повторила его мамаша.

Роберт неохотно пересел к своей мамочке и, оказавшись придавленным ею, обречённо закатил глаза, а мой муж снова поднялся на борт и сел с девушкой Роберта. Наконец, мы отправились в путь.

Минут сорок «Утка» ездила по Бостону, а потом въехала прямо в реку! Пассажиры дружно ахнули, но амфибия на то и амфибия, чтобы чувствовать себя одинаково уверенно и на суше и в воде, и мы поплыли по реке. Капитан даже разрешил моему младшему сыну немного порулить, когда «Утка» была на воде.

Путешествие нам понравилось, дети были в восторге.

К концу поездки и муж и сыновья забыли про неприятный инцидент. А я почему-то всё время прокручивала его в голове, пытаясь представить, как действовали бы все персонажи этой истории, если бы дело происходило в России. Вероятно, в Москве эта ситуация была бы проиграна несколько иначе...

«O tempora! O mores!» (лат.) - О времена! О нравы!






































Tags: моя американская жизнь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 71 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →