?

Log in

No account? Create an account
right

yana_anders


Яна Андерс

Записки русской феминистки в Америке


Previous Entry Share Next Entry
Поход в театр в неадекватной семье
right
yana_anders
Идея пойти на “Двенадцатую ночь” Шекспира в Бостоне пришла ко мне внезапно. Новый Год. Каникулы. Вся семья в сборе. Отчего же не пойти посмотреть Шекспира?!

Я купила 4 билета для всей семьи по интернету со скидкой. Все члены семьи были предупреждены о походе в театр заранее.
За 2 часа до начала спектакля я начала бегать по дому, напоминая всем, чтобы они собирались. На мои вопли никто не реагировал: казалось, муж и сыновья были очень заняты (готовились к речи на съезде, писали Апрельские тезисы, согласовывали проекты резолюций – ненужное зачеркнуть). Через 30 минут, когда я пригрозила перестать их кормить всю оставшуюся неделю, все, наконец, задвигались. За 60 минут до начала спектакля младший сын вдруг решил принять душ, мужу неожиданно захотелось есть, а стерший решил сделать коктейли:
- Мам, хочешь я тебе сделаю твой любимый “Космополитен”?  А то в театре будет в три раза дороже!
- Конечно, хочу!





За 45 минут до начала спектакля я, одетая и накрашенная, в пальто и сапогах, пила на кухне со старшим сыном стоя коктейль “Космополитен”, пока младший, в трусах, вытирал голову полотенцем, а муж доедал мясной рулет.
В тот момент, когда нужно было выходить из дома, всем одновременно приспичило в туалет. Наконец, за 30 минут до начала представления, мы сели в машину.


Ехать от нашего дома до театра обычно при хорошем траффике 45 минут. По неумолимым законам абсурда мы доехали за 25 минут и, поскольку свободную парковку искать было некогда, нелегально припарковались там, где парковаться было нельзя. Я мысленно попрощалась с нашей машиной, не сомневаясь, что во время спектакля её утащит эвакуатор.


За 4 минуты до начала представления мы вошли в зал. Я даже успела на ходу рассказать мужу вкратце содержание первого акта пьесы “Двенадцатая ночь”, чтобы сразу ввести его в курс событий. Содержание остальных четырех актов я не помнила.


Сначала всё шло хорошо. Иногда я взглядывала на мужа и сыновей, пытаясь определить по их лицам, следят ли они за развитием действия. Наблюдая за выражением их лиц, я поняла, что они проходят через все 5 стадий эмоциональных состояний: отрицание, гнев, торг, депрессия, принятие.
В время антракта я пошла в туалет. Очередь в туалет была длинная. Я решила стоять до конца. Выйдя, наконец, из туалета, я обнаружила, что представление началось, и все, кроме меня, уже в зале. Я открыла дверь в зал и хотела было уже прошмыгнуть туда незаметно, но не тут-то было! Пространство зала как бы охватывало пространство сцены, напоминая “арену” античного театра, поэтому пройти тихонько на свое место, не нарушая театрального действия, не представлялось возможным. Поскольку других вариантов у меня не было, я присела на ближайшее ко входу единственное свободное сиденье.


Я и не подозревала, что тот проход, у которого я села, оказался самым важным стратегическим путем, служащим для входа и выхода актеров со сцены.
Я заподозрила, что я сижу в неудачном месте, когда сэр Тоби, проходя мимо меня, задел меня шляпой по голове.
Я неуютно поёжилась в кресле, когда Оливия, обращаясь ко мне, произнесла:
“Прощай, до завтра. Я в обитель ада
За демоном, как ты, спуститься рада”.


Я серьёзно заволновалась, когда Антонио, подойдя совсем близко, сказал:
“Я попрошу у вас часть этих денег”.


Я с ужасом поняла, что невольно оказалась настоящим участником представления, когда герцог Орсино, протягивая ко мне руку, вскричал:
“Иди со мной; мой ум созрел для зла:
Я заколю тебя, мой агнец хрупкий,
Мстя сердцу ворона в груди голубки!”


У меня побежали мурашки по спине, когда Виола, глядя мне прямо в глаза, проговорила:
“Когда я лгу, то пусть падет в крови,
О судьи неба, клеветник любви!”

А уж когда, мимо меня пронеслась целая толпа персонажей, чуть не снеся на своем пути мое кресло, я в страхе зажмурилась и закрыла голову руками.
Все пути к отступлению были отрезаны. Деваться мне было некуда. Поэтому я вжалась в своё сиденье, пытаясь раствориться в темноте.
В конце концов, когда я уже думала, что всё кончено, Мальвольо, выходя со сцены, бросил мне на ходу: “Я отомщу еще всей вашей шайке!”


Выйдя, наконец, из театра, я испытала немыслимое облегчение.
- Ну, как вам пьеса?! – спросила я сыновей в машине.
- Мы ничего не поняли! Средневековый английский – это слишком сложно, мама!
- А ты? – спросила я мужа. – Что ты понял?
- Ну… как тебе сказать, - замялся муж.
- Как?! И ты ничего не понял?! – возмутилась я. – Ты же образованный человек, выпускник Стэнфорда?!
- Ну, почему, ничего?! Понял кое-что…. Ну, например, то, что у Шекспира во всех его комедиях – сплошные конфликты и противоречия: люди, которые не могут функционировать вместе. Как мы, - улыбнулся он.



P.S. Как мы празднуем День Благодарения я написала здесь:
https://yana-anders.livejournal.com/52333.html







  • 1
Семья самая что ни на есть адекватная. Всё это потому, что такой как раз и бывает обычная семья...и видать на любом континенте. Наверное в этой круговерти желаний (поесть, покакать, погладить) и суждений (понравилось, чушь, бред, ерунда) и есть неповторимый вкус семейной жизни...Наверное почти каждый узнал своих домочадцев во время сборов и "выхода в свет"...Удивлена, что очереди в туалет - актуальная тема и для Америки...

Приятно встретить понимание, Олеся! :)

  • 1