January 4th, 2012

right

Побег от Нового Года

Если вам знакомо чувство баспричинной тоски или просто лёгкой грусти, сопровождающее вас в период праздников, когда  ходишь, говоришь и улыбаешься, очень старательно демонстрируя родным и близким, что у тебя прекрасное настроение и всё хорошо, но где-то внутри себя, в глубине души, знаешь, что нет, не хорошо, а от всеобщего веселья становится ещё более тоскливо и муторно на душе, - если вам знакомо это чувство, то вы понимаете, что такое синдром под названием «праздничный блюз». Для справки: блюз (англ. blues) — меланхолия, уныние.

Праздничный блюз может быть также предпраздничным и послепраздничным. У меня праздничный блюз обычно проявлялся регулярно перед Новым Годом, и сильно обострился с моим переездом в Америку. Каждый раз, в период его обострения, я пыталась придумать способ, как с этим синдромом бороться. И в этом году, прямо перед католическим Рождеством, меня вдруг осенило: надо от него просто убежать! Куда? Да какая разница, куда! Лучше всего туда, где Нового Года нет – на юг! Ближайший «юг» у нас находится в штате Флорида. Именно туда мы и решили неожиданно махнуть всей семьёй.

Поскольку всё в нашей семье происходит спонтанно, мы «махнули на юг» в буквальном смысле этого слова. Каждый день, просматривая цены на авиабилеты, я звонила мужу на работу и сообщала, что цены недосягаемо высокие и билеты на 4 человек нанесут непоправимый ущерб семейному бюджету, после чего мы с мужем в один голос говорили: «Не едем!».  Но в один прекрасный день, я вдруг обнаружила в интернете заманчивое предложение: если лететь туда в рождественскую ночь, а обратно в  новогоднюю ночь, то билеты можно купить почти за полцены! Мы в один голос сказали: «Едем!» и в тот же день купили билеты и забронировали гостиницу.

Тем не менее лишить детей рождественских подарков мы не могли. В день отъезда мы разбудили сыновей в 3 часа ночи и сообщили им, что Санта Клаус каким-то образом узнал о наших планах, сильно напрягся и принёс нам подарки раньше, чем всем остальным. Сыновья встали и, сонные, побрели в гостинную. Под ёлкой лежали подарки, рядом с ёлкой стояли чемоданы. Мы вместе быстро открыли подарки, закрыли чемоданы и вышли из дома в ночь. У крыльца нас уже ожидало такси, которое при полностью отсутствующем траффике доставило нас в аэропорт почти со сверхзвуковой скоростью. Дальше – не помню. Проснулась в городе Орландо.

Выйдя из аэропорта, мы окунулись в какую-то сюрреалистическую действительность: ёлки вперемешку с пальмами, рождественские венки вместе с цветами на клумбах, рождественская музыка, звучащая из динамиков на столбах, сливающаяся с пением птиц на деревьях.

Было такое впечатление, что местные жители слегка тронулись умом и в разгар лета вдруг решили отпраздновать Рождество. Поэтому Рождество здесь было каким-то ненастоящим, искуственным, - это было Рождество «понарошку». Да и праздновали его здесь как-то лениво, словно жители этого штата и сами не очень-то в него верили.

Спустя неделю, после бурного утомительного отдыха (о котором я напишу отдельно), мы вернулись домой. В гостинной нас встретила наша нарядная ёлка, которая выглядела такой растерянной, словно пыталась сказать «А чего же вы меня на Новый Год одну-то оставили?». За неделю она выпила всю воду из своего корытца, и её иголки уже начали осыпаться. Я почувствовала себя пред ней виноватой.

На следующий день, выйдя из дома на улицу, я увидела перед несколькими соседскими домами выброшенные ёлки. Некоторые даже были увиты мишурой, которую хозяева поленились с них снять. Это уже было слишком! Новый год ещё только наступил, впереди – православное Рождество и Старый Новый Год, а они уже ёлки выбрасывают!  Мне захотелось пойти к соседям и объяснить им, что они глубоко не правы. Но объяснять было некому. Все соседи уже уехали на работу.

Я стояла одна на улице, среди лежащих на земле ёлок, с ощущением щемящей пустоты внутри. Было такое чувство, будто я что-то упустила, прошляпила, проворонила. Чего-то в моей жизни теперь явно не хватало. Я вдруг ясно осознала, что хотя мне и удалось убежать от Нового Года, но от себя мне не убежать никогда. Новый Год наступил без меня. Но Новый Год внутри меня, с «Иронией судьбы», с «Карнавальной ночью», со «Старыми песнями о главном», с салатом «Оливье», селёдкой «под шубой», с красной икрой и «Советским шампанским» живёт и будет жить, пока живу я. И от этого внутреннего Нового Года невозможно убежать никуда, даже на край света.

Потому что это – «праздник, который всегда с тобой».