?

Log in

No account? Create an account
right

yana_anders


Яна Андерс

Записки русской феминистки в Америке


Previous Entry Share Next Entry
Потерянный рай
right
yana_anders
Нет, я не разговаривала со Змием у Древа познания добра и зла. Не вкушала плода его и не давала его Адаму. И никто не изгонял нас из Эдема. Просто нам пора было улетать из Орландо обратно в Бостон.
Всё началось в ночь перед вылетом. Сначала заболел старший сын. Услышав, как его выворачивает наизнанку в туалете, я подумала, что он просто чем-то отравился. Но когда у него поднялась высокая температура, я поняла, что у него не что иное, как stomach flu (желудочный грипп) или stomach bug, как его здесь называют. Нам предстояло пройти контроль и сесть в самолёт. В сложившейся ситуации эта задача была трудновыполнимой.

- Ты можешь хотя бы на пару часов притвориться, что ты здоров? – спросила я сына, протянув ему анальгин в качестве жаропонижающего (больше никаких таблеток у меня с собой не было).
- Мам, ты что?! Я же еле на ногах стою!
- Я тебя очень прошу, пожалуйста, постарайся сделать так, чтобы никто в аэропорту ничего не заподозрил! Иначе тебя не пустят в самолёт!
- Ладно, постараюсь, - буркнул он. – Но обещать ничего не могу!


Поскольку сейчас по телевизору и радио в новостях ежедневно передают последние сведения о распространении смертельного вируса Эбола, любой американец отлично осведомлен о том, что к симптомам болезни, вызванной этим вирусом, относятся повышение температуры, лихорадка, головная боль, рвота и диарея.
Увидев моего сына, которого был жестокий озноб, любой пассажир мог бы проявить свою гражданскую позицию и потребовать, чтобы сына тут же сняли с рейса и поместили в карантин. Я читала, что во многих американских аэропортах уже есть специальные рамки, реагирующие на тепло и что в толпе не так уж трудно теперь вычислить граждан с повышенной температурой тела. Единственное, что меня успокаивало, это то, что особое внимание обычно уделяли транзитным пассажиром с рейсов, летящих из Западной Африки, а не с внутренних рейсов.


Стараясь не привлекать внимания окружающих и не встречаться ни с кем взглядом, мы вчетвером вошли в аэропорт города Орландо. Я следила за старшим сыном. Он держался максимально прямо и смотрел перед собой блестящими от лихорадки глазами.
- Кхе, кхе... – осторожно кашлянул в кулак он.
- А ну-ка, тихо! – строго приструнила его я.
Младший подбежал к нему и хотел что-то спросить.
- Не похдоди к нему! – напомнила я ему.
Охранник у двери проводил нас подозрительным взглядом.
- Happy New Year! («С Новым Годом!») – улыбнулась я ему.
Мы благополучно сдали багаж и прошли контроль. У стойки регистрации сын был надежно прикрыт широкой спиной мужа.
Обычно, проходя контроль, я громко кричу детям – так, чтобы слышали все работники аэропорта: “No scanner! This is very dangerous!” («Я запрещаю сканирование! Это опасно для жизни!»). Работники тут же бросаются ко мне, убеждая, что это не вредно, на что я гордо отвечаю: «Да, да, знаю я, как это не вредно! Нам про Чернобыль тоже говорили, что никакой опасности нет!», после чего они испуганно замолкают и предлагают пройти вместо сканирования ручной досмотр.
Но в этот раз я набрала в рот воды и, скрепя сердце, терзаясь угрызениями совести, молча позволила работникам безнаказанно просканировать всех членов моей семьи. «Ну, и какая же ты после этого мать?!» - укоризненно усмехнулся мой  внутренний голос, но я наступила ему ногой на горло, и он беспомощно затих.


Я посмотрела на сына. Он был бледен, как полотно. «Сейчас его вырвет!» - испугалась я.
- Да в порядке я, мам, успокойся! – ответил он, словно услышав мои мысли.
- Улыбайся, - напомнила я ему, - улыбайся!
Он улыбнулся улыбкой зомби, мутно глядя вокруг. «Только бы они ничего не зметили!» - стучало в моей голове.
Наконец, мы прошли контроль и вошли в зал ожидания. «Пронесло!» - подумала я. Но не тут-то было!
«Начинается посадка в самолёт, следующий по маршруту Орландо – Бостон», - объявил громкоговоритель.
- Мне срочно нужно в туалет! – сообщил старший сын.
- Сейчас?! Но нам уже пора садиться в самолёт!
- Самолёт подождёт! – крикнул он на ходу и убежал в туалет.
Его не было так долго, что я уже испугалась, что мы сегодня никуда не улетим.
Наконец, когда все пассажиры уже вошли в самолёт, появился мой сын и мы пошли на посадку.
- Ни с кем не разговаривай! – напомнила я ему. – Пусть думают, что ты глухонемой!
- Добрый день! Проходите пожалуйста! – приветствовала нас проводница.
Мы поздоровались с ней - все, кроме старшего сына. Она перевела на него взгляд, и я страшно испугалась, что она сейчас заметит его смертельную бледность и лихорадочный блеск в глазах. Но нет, обошлось!


Мы сели. В спинках кресел лежали журналы и аварийные иструкции. Бумажный пакет для страдающих воздушной болезнью, который я обнаружила среди них, вызвал у меня настоящий восторг, поскольку оказался как нельзя кстати.
Почти три часа в воздухе сын спал. Мы благополучно приземлились и приехали на такси домой.

- Что-то меня знобит... – сказал вечером муж, ложась в постель и накрываясь трамя одеялами.
- Ну вот! Приехали!
Я дала мужу жаропонижающее, после чего он начал регулярные короткие пробежки от кровати до туалета.
Ночь прошла нескучно.
- Мама, у меня живот болит! – сказал утром младший сын.
После чего все события начали стремительно развиваться по третьему кругу.
Сейчас все полегли. Из четырёх членов моей семьи на поле боя осталась я одна.
По этому поводу я решила в одиночестве выпить. Надеюсь, меня не вырвет.


«...Оборотясь, они в последний раз
На свой недавний, радостный приют,
"На Рай взглянули: весь восточный склон,
Объятый полыханием меча,
Струясь, клубился, а в проеме Врат
Виднелись лики грозные, страша
Оружьем огненным. Они невольно
Всплакнули - не надолго. Целый мир
Лежал пред ними, где жилье избрать
Им предстояло. Промыслом Творца
Ведомые, шагая тяжело,
Как странники, они рука в руке,
Эдем пересекая, побрели
Пустынною дорогою своей...»
           (Джон Мильтон. «Потерянный рай»)






Lost-Paradise-640

  • 1
Удачи в новом году!
Выздоравливайте!

Спасибо! И вам не болеть!

Все наладится

Спасибо! Надеюсь.

Вот ужас! Держитесь! Сейчас, наверное, все пассажиры самолёта в таком же состоянии

Надеюсь, что пассажиры не пострадали. Он старался ни на кого не дышать.

Да уж, никому не пожелаешь! Надеюсь, что ваши родные тоже уже выкарабкались!

Постепенно приходят в себя...

Яна, вы там сами осторожно! Пусть эта зараза вас обойдет!

Спасибо! Пока жива :)

Понимаю Вас, так как сам уже третий день "на кулак сопли наматываю" и сижу дома.
Выздоравливайте и в новом году не болейте.

Спасибо! Вы тоже поправляйтесь!

  • 1