yana_anders (yana_anders) wrote,
yana_anders
yana_anders

Categories:

Рига - немного солнца в холодной воде

- Я хочу поехать в Прибалтику! – сказала я мужу.
- Это что за страна такая -  «Прибалтика»? – ухмыльнулся он. – Что-то я не слышал о такой!
Это, конечно же, была шутка. О Прибалтике мой муж был неплохо осведомлен, поскольку хорошо знал географию. И ещё потому, что каждый раз, когда кто-то из русскоязычных иммигрантов, живущих в Бостоне, слышит, как мой муж говорит по-русски (с взлетающей вверх интонацией, слишком твёрдыми согласными и взрывными английскими «т») они, окидывая удивленным взглядом снизу доверху его метр девяносто пять, спрашивают:
- Вы что - прибалт?
- Да, да, прибалт! – радостно кивает он.
Очевидно, многие убеждены, что все прибалты – высокие и стройные и говорят по-русски именно с таким, отверждающим согласные, акцентом.


Поехать в Латвию я решила неожиданно. Меня позвали с собой друзья, и через пару дней после прилета в Москву я, не распаковывая чемоданов, поехала на вокзал.
В Риге я была один раз в далеком детстве, с бабушкой, когда мне было лет пять. Всё, что я запомнила, это  -  чистый белый дом со светлыми деревянными полами, веселые ситцевые занавески на окнах, запах печки, которую топили углём, очень большие деревья неизвестной мне породы, которых я никогда не видела в Москве (наверное, это были платаны?), солнечный ветер на берегу Рижского залива, тёплый белый песок и море, в котором, я точно знала, что не утону: оно было таким мелким у берега, что можно было идти и идти, не боясь уйти под воду с головой.


Бабушка ездила со мной в Латвию к какой-то своей давней подруге. Подруга, которую я совсем не помню, жила со своими детьми и внуками в большом доме под Ригой. Я не запомнила из них никого, только помню, что это была большая семья. Из всей их большой семьи мне запомнилась только тётя Нюра  - грузная женщина неопределенного возраста с красноватым круглым лицом, припухшими глазами и каким-то постоянно извиняющимся выражением лица. Она была дальняя родственница бабушкиной подруги: то ли племянница, то ли двоюродная сестра.


В свои пять лет я запомнила Нюру только потому, что она всё время плакала. Нет, она совсем не выглядела несчастной. Просто всё, что она видела и чувствовала, вызывало у неё бурю эмоций: умиление, восхищение, огорчение, жалость, восторг - всё выливалось в неожиданно-обильные чистые нюрины слёзы, которые легко и тихо катились по её румяным щекам и дрожащему подбородку. Очевидно, Нюра так чувствовала и не умела иначе выразить своих чувств. На меня, пятилетнюю, это произвело огромное впечатление. Вероятно, у Нюры была какая-то нервная болезнь, но мне казалось, что Нюра просто чувствует острее, чем другие. Возможно, её психика была в то время наиболее близка моей детской психике -  я была очень эмоциональным ребенком, склонным к частой смене настроений.


В этот раз Латвия встретила меня непостоянством и ветренностью холодной прибалтийской красавицы. В первые три дня нашего пребывания светило солнце, было тепло и безветрено, мы купались и загорали. Потом неожиданно похолодало, пошёл дождь, который не прекращался до нашего отъезда. Мы ходили в свитерах, пили горячий чай и, в буквальном смысле слова, ждали у моря погоды. Не дождавшись, уехали восвояси.


Из всей поездки мне больше всего запомнились уютные узкие мощёные улочки Старой Риги с невысокими разноцветными домиками в европейском средневековои стиле, готические шпили католических соборов и прохладная вежливость латышей. Их вежливость не имела ничего общего ни с американским наигранным радушием, ни с обычным московским хамством. Латыши были просто вежливы, без эмоций. Ни теплой доброжелательности, ни хамства я в Риге не встретила. Латыши были изыскнно-нейтральны и всё. Люди постарше говорили по-русски почти без акцента, а те, кто помоложе, говорили по-русски, слегка растягивая слова и произнося согласные слишком твёрдо.


Только дважды я столкнулась в Риге с хамством, но это было  не латышское, а типично-русское хамство, потому что, оба раза я имела дело именно с русскими.
В маленьком магазине на вокзале, где я покупала сок и йогурты, я никак не могла отсчитать нужное количество денег, путаясь в непрывычных мне латах и сантимах, и продавщица вдруг раздраженно бросила мне на чисто-русском языке:
- Очень некрасиво с вашей стороны так задерживать очередь!
Я оглянулась: за мной стоял один человек.
- Очень некрасиво с вашей стороны делать покупателям замечания! – ответила я, давно отвыкшая от такого «сервиса».

Рядом с камерой хранения, в лифте, куда я собиралась втащить чемодан, у дверей стоял мужчина с большой сумкой, очевидно, собираясь выходить.
- Вы выходите? – уточнила я прежде, чем втащить чемодан.
- Нет, вы же видите, что не выхожу! Зачем спрашивать!? – резко ответил он без акцента.


Надеюсь, я ещё попаду в своей жизни в Ригу. Потому что, то, что я немеревалась оттуда привезти в качестве сувенира -  «Рижский Бальзам» - я так нигде и не нашла – ни в продовольственных магазинах, ни в сувенирных лавках. Если кто знает, где его можно купить в Москве, подскажите. Я куплю его, поставлю на полку, буду смотреть на него и вспоминать, как когда-то купила его в маленьком уютном магазинчике на узкой мощёной улочке в Риге.




Смотреть еще 19 фото:


1-DSCN0939-1-S
1




2-DSCN0946_S
2




3-DSCN0949_S
3




4-DSCN0953_S
4




5-DSCN0956_S
5




6-DSCN0963_S
6




7-DSCN0965_S
7




8-DSCN0972_S
8




9-DSCN0983_S
9




10-DSCN0986_S
10




11-DSCN0991_S
11




12-DSCN0993_S
12




13-DSCN1009_S
13




14-DSCN1015_S
14




15-DSCN1021_S
15




16-DSCN1036_S
16




17-DSCN1039_S
17




18-DSCN1042_S
18




19-DSCN1072_S
19




20-DSCN1083_S
20
Tags: latvia, riga, Латвия, Рига, путешествия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 52 comments